Блог

«Социальные проекты в российской архитектуре»

На протяжении последнего десятка лет российская архитектура пережила несколько взлетов и падений. Строительный бум середины нулевых, обусловленный высокими ценами на нефть и притоком инвестиций, сменился финансовым кризисом 2008-го года, перестановками в мэрии Москвы и долгим затишьем. Однако продолжали реализовываться крупные государственные проекты: инноград Сколково, спортивные объекты в Сочи и так далее. Тем временем в Москве росли новые многоэтажные типовые застройки. Удивительно, что за это время, да и за все время новейшей истории России не образовалось такого важного направления, как качественная социальная архитектура. Хотя для этого были все предпосылки. Способствовал экономический фон и политика руководства страны, ставящая перед собой амбициозные национальные проекты. Да и запрос общества был высок. Требовала решения проблема доступного жилья для военнослужащих. Во многих городах проходила программа сноса пятиэтажек. Ну а в российской столице, где, как известно квартирный вопрос испортил горожан, всегда была нужда в недорогом, но качественном жилье.

Почему же так произошло, что в своем большинстве российские города так и остались серыми, типовыми, «хрущевскими»? Этот вопрос волнует многих российских архитекторов. Актуален он и для молодых архитектурных бюро. В следующей далее дискуссии представители двух столичных бюро Народный Архитектор и А4 Архитектурное бюро попытались хотя бы приблизиться к ответу на этот вопрос. И, может быть, предвосхитить полемику, которая может возникнуть в будущем между архитектурным сообществом и гражданами с активной социальной позицией.


 
«Социальные проекты в российской архитектуре»

Алексей
Когда заходит разговор о социальной архитектуре, чаще всего подразумевают социальное = дешевое. Это не совсем так. Разумеется такого рода проекты не должны быть неоправданно дороги, но главное их отличие – в предназначении выполнять важную социальную функцию. Это может быть как временное жилье для беженцев, так и масштабные проекты по реорганизации городских пространств. Такого рода архитектура редко выделяется формальными признаками, но несет в себе гуманистический посыл для своих будущих обитателей. Типология жилья не случайно оказалась важнейшим и самым цитируемым примером. Архитектура социального жилья решает главную для человечества проблему, а именно организацию комфортного пространства для проживания людей. В России, с ее обширными территориями одна из самых распространенных типологий – индивидуальный жилой дом. Но подавляющее количество таких проектов не представляют из себя ценности в архитектурном смысле. В чем причина такой ситуации?

Антон Частный дом действительно самый массовый продукт. Но даже среди тех людей, кто может себе позволить построить дом, только единицы имеют возможность нанять архитектора. В итоге имеем ситуацию при которой образовываются два полюса. Первый, это совсем типовые решения, рассчитанные на среднестатистического потребителя. Второе, это классические виллы, площадью более тысячи квадратных метров, ориентированные на очень обеспеченных людей. Нет никакого переходного состояния, как раз той самой социальной прослойки загородной архитектуры.

Сергей В России принято изолироваться от социума. В Европе каждый человек ведет более открытый образ жизни, и его жизненное пространство не заканчивается за порогом собственной квартиры. Тот же принцип транслируется и на загородный дом. Поэтому там, в отличие от наших загородных поселков, не делают высоких кирпичных заборов. В крупных российских городах очень мало общественных пространств. Сразу после квартиры горожанин попадает в микрорайон, масштаб которого зачастую не соответствует масштабу человека. Это неуютное, необжитое и никому не принадлежащее пространство заставляет жителя буквально превращать свою квартиру в крепость, ставить металлическую дверь и замыкаться в этом крохотном, но своем личном мире. Неслучайно излюбленное место дружеских посиделок россиян – кухни, самое маленькое и приватное помещение. И люди, которые живут такой изолированной жизнью, строят дачи. Поэтому очень логично, что загородная архитектура многое унаследовала от этих самых микрорайонов и выглядит также безлико.

Алексей Хотя в микрорайонах есть своя особенная романтика. Достаточно посмотреть такие культовые советские фильмы, как «Курьер», «Москва слезам не верит», «Ирония судьбы». Чем не идеальное место для встреч?

Проект: Дом «Навырост» // Архитектура и графика: Народный Архитектор.

В проект дома-навырост заложена возможность строительства в несколько этапов. Первый этап – минимальное жилище, со временем дом-минимум расширяется с помощью добавления новых модулей.


 

 

 

 
Поселок из таких домов может строиться в течение нескольких сезонов. Такое решение позволяет расширить круг потенциальных покупателей, не желающих ждать и копить несколько лет или переплачивать за кредит. Кроме того, застройщик имеет возможность получать множество новых заказов, постоянно развивая поселок.


 
Алексей Так все таки, это проблема самих людей и их образа жизни? Это значит, что виновата ментальность? Или все таки первопричиной этого лежит создание среды, то есть работа архитектора? И способен ли человек сам осознать необходимость решения этой проблемы? Ведь многие и не понимают, что можно жить по-другому. Однако приезжая в европейский город и долго гуляя по узким и аккуратным улочкам, становится ясно, что все таки можно.

Сергей Архитектор может и должен попытаться убедить, что существует необходимость в переменах. Он должен быть инноватором. Сейчас в российской архитектуре диктуют моду общепринятые понятия. Например, что успешный и продаваемый поселок должен быть непременно в классическом стиле. Люди не хотят пробовать что то новое, потому что бояться проиграть. Из-за того, что нет успешной альтернативы некоторым вещам, нет и уверенности в правильности изменений. Если получится создать образец удачной и популярной современной социальной архитектуры, то следуя этому примеру, возможно произойдут перемены принятых трендов.

Антон Пользуясь своим опытом и общемировыми тенденциями, архитектор должен предлагать лучшие варианты развития. Архитектор – это специалист, и ему нужно очень осторожно воспринимать советы и консультации своих заказчиков и клиентов. Нельзя слепо идти на поводу и быть лишь инструментов для реализации фантазии своего заказчика. Иначе ситуация не измениться, и все дальше будут продолжать огораживаться друг от друга высокими заборами.

Сергей Конечно, важно понимать, что это работа должна лечь не только на плечи архитектора. Все специалисты, начиная от маркетолога и заканчивая прорабом, должны осознать важность этих изменений. Только тогда современная архитектура в России станет не локальным явлением, а глобальным. Причем на всех уровнях, от квартиры и дачи, до городских мастер-планов.

Проект: «Пермский деревянный дом» // Архитектура и графика : А4 Архитектурное бюро.


 
Проект деревянного каркасного малоквартирного дома имеет формальный образ «избы», относящий зрителя к русскому деревянному зодчеству. Здание представляет собой композицию из блокированных домов с продольной стороны дома и секционных домов в торцах. Объемно-пространственная структура формирует внутренний двор. Все элементы каркаса могут быть выполнены, как из местных пород дерева, так и из железобетона с отделкой из дерева.


 

 

 
Алексей Архитектору необходимо продвигать свои идеи и на медийном пространстве. Многие российские архитекторы очень закрыты. Сейчас в мире, где сопутствующая информация становится неотъемлемой частью проекта, архитектору бывает просто необходимо рассказывать о своей профессии и проектах. Вести диалог с обществом и участвовать в открытых общественных слушаниях. Ведь сейчас до сих пор многие воспринимают архитектора, как старца с линейкой в руке.

Сергей У заказчиков складывается мнение, что архитекторы сами себе на уме. Что это люди с другой планеты, которые живут в каком то параллельном нереальном мире и придумывают красивые картинки. Поэтому к ним не всегда прислушиваются.

Антон Действительно очень важно для архитектора иметь какую то площадку для популяризации своих идей. Архитектор – это общественный деятель. Сейчас каждый в интернете может создать свою собственную площадку, которая может оказаться востребованной. Но пока архитектурное сообщество большей частью варится в собственном соку, а потенциальные потребители даже не представляют, что там творится в головах у архитекторов. Об этом нужно говорить как можно чаще. Уже начиная с Мархи, архитектору нужно прививать способность рассказывать о своем творчестве и своих проектах.

Сергей Главное не ставить целью именно медийное событие, потому что существует множество других проблем. Например проблема российской нормативной базы, которая очень сильно влияет на социальную составляющую в архитектуре. Нужно придерживаться множества правил, которые в итоге очень сильно влияют на архитектуру. Например, нормы по инсоляции вкупе с типовым домостроением поспособствовали созданию между домами таких огромных, необжитых пространств и превращению уличных проездов в магистрали. Противопожарные нормы также диктуют свои, очень специфичные правила. Иногда у архитекторов складывается впечатление, что все эти нормы были разработаны людьми очень далекими от архитектуры и без всякого привлечения планировщиков. В российской архитектуре превалируют два подхода: первый, это когда архитекторы неукоснительно следуют нормативной базе, не вдумываясь, и второй, когда рисуют бумажную архитектуру и говорят, что все остальное не наша проблема. Как результат мы имеем в основной массе весьма безликие и иногда просто плохие здания. Архитектор должен создавать запрос в том числе и на изменение некоторых регулирующих норм.

Проект: «Социальное жилье экспериментального типа» // Архитектура и графика : А4 Архитектурное бюро.

Принципиально новый подход в блокировке секций позволяет добиться максимальной плотности расселения. Каждая квартира представляет собой комфортабельную зону свободной планировки (квартиры-студии). Здания запроектированы с условием проживания инвалидов. Общий вестибюль с лифтовым холлом способствует социальной коммуникации между жителями.


 

 
Алексей Значит ли то, что такое количество плохих зданий, это следствие устаревших нормативных правил? Или все таки в этом виноваты архитекторы, не проявившие ответственность перед обществом? Ведь на Остоженке здания возводились с учетом тех же самых норм. Почему там получилось создать качественную городскую среду, а в Бутово нет? Понятно конечно, что это разная ценовая категория, но тем не менее не всегда все дело в деньгах.

Антон Я бы не стал так идеализировать Остоженку. Сейчас этот район больше похож на некую резервацию. Это пространство выглядит очень необжитым, по сравнению с тем же Бутово. Происходит это потому, что там проживает очень мало людей. Покупка квартиры там, это вложение денег. Остоженка это такая очень закрытая территория в социальном смысле. Многие дома окружены заборами. Мало магазинов и кафе, так как высокая цена на аренду. Цена за квадратный метр жилья превышает 10 000$. Естественно люди сразу начинают ставить везде камеры видеонаблюдения, нанимать охрану. Все это не говорит об Остоженке, как о комфортной среде. Скорее это такое искусственное новообразование. Каждое социально успешное городское пространство должно появляться естественно, сложиться исторически.

Сергей Хочется думать, что в большинстве архитекторы – ответственные люди. Возможно дело в распределении заказов на проектирование. Люди, которые по результатам своей деятельности не должны были получит эти заказы, их получают. В России практически отсутствует конкурсное проектирование, что так же является большой проблемой, стоящей на пути у качественной социальной архитектуры. Чего только стоит монополия ДСК, застроившая половину Москвы.

Алексей Поскольку речь идет об обществе, нельзя забывать и такую важную часть нашего российского общества, как жители деревень и сел. Раньше, во времена советского союза, молодых специалистов, врачей, учителей, архитекторов, отправляли в провинцию учиться навыками профессии. Если бы вам дали задание спроектировать объект, например в поселке городского типа, что бы это был за объект?

Антон Было бы действительно очень интересно поработать в регионах, никого сейчас отправлять никуда не надо. Недавно я был в Вологде, и там ситуация такова, что вокруг исторического центра в двадцатом веке сложилась совершенно неприглядная застройка. Образование жилой среды — очень долгий и кропотливый процесс, с которым наши предки до революции справлялись очень хорошо. Расположение церквей, видовые точки, отделочные материалы, в каждой детали прослеживается какая то мысль. Но потом был сделан выбор в пользу индустриального домостроения. Поэтому районы Вологды совершенно не отличаются от окраин любого другого российского провинциального города.

Проект: Коттеджный поселок «Марафон» // Архитектура и графика: Народный Архитектор.


 
Задача — разработать спортивный эко-поселок в Московской области с использованием новейших мировых тенденций в области экологической архитектуры. Разработана концепция и создан бренд поселка Марафон. Главный тезис — поселок как средство улучшения качества жизни и здоровья. Здесь применен ряд иновационных архитектурных и градостроительных решений: независимая пешеходная инфраструктура взаимодействует с развитой спортивной частью. Благодаря этому возникает атмосфера поселка, ориентированного на активных людей. Также предусмотрены сценарии как для летнего, так и для зимнего активного отдыха


 

 

 
Сергей Вообще город это живой организм. Главное в провинциальных, да и вообще во всех российских городах дать понять людям, что их зона комфорта не заканчивается за дверью квартиры. Нужно создавать общественные зоны и пространства. Это социальная необходимость города, вне зависимости от его размера. Должна исходить инициатива от городской администрации.

Антон Создание общественно значимых проектов — социальная миссия архитектора. Даже самые консервативные клиенты могут оценить и поверить в авангардные архитектурные решения. Главное архитекторам самим не бояться и предлагать такие решения. И тогда ситуация с социальной архитектурой обязательно повернется в лучшую сторону!

Опубликовано на http://www.a4archnews.com/