Блог

Что такое современная российская архитектура?

Когда я слышу этот вопрос, я никогда не давал четкого ответа, поставив галочку про себя – попытаться разобраться в этом. Таким образом, этот момент оттягивался все дальше и дальше. В этой статье я хочу поделиться впечатлениями практикующего архитектора об отношениях между архитектором, заказчиком и потребителем. Я не хочу затрагивать тему влияния власти и государства на архитектуру. Так как я архитектор, практикующий в Москве, я могу претендовать на компетентный взгляд вокруг сферы архитектуры и строительства в столице, однако я сомневаюсь, что есть серьезные различия между Москвой и другими крупными городами России. Основная задача этой статьи ознакомить читателя с проблемами отрасли и понять, какие из них главные, а какие второстепенные. Это взгляд на российскую архитектуру в настоящем и шансы ее развития в будущем.

Есть фраза, что поэт в России больше чем поэт. Так можно сказать и про архитектора. В России выстроена очень сложная и долгая система согласования, не говоря уже о тендерах, которые проводятся в закрытом и непрозрачном режиме. Это напрямую сказывается на архитектуре и строительстве. Успех бизнеса или творчества в России зачастую зависит лишь на малую часть от таланта архитектора. Лишь синтез множества факторов, среди которых административный ресурс заказчика играет немаловажную роль, мы можем наблюдать примеры построенной качественной и современной архитектуры. Однако, не всегда сочетание этих качеств ведет к воплощению проекта. Яркий пример тому «Дом на Мосфильмовской». Здание, которое российские архитекторы считают шагом вперед, а местные жители – бельмом на глазу, строится с 2004 года. Строительство ведет компания «Дон-строй», один из крупнейших застройщиков в Москве, проектированием занималось бюро Сергея Скуратова. Скандал за скандалом преследуют этот проект, в итоге стройка заморожена, отчего страдают все, включая архитектурную общественность, жителей соседних домов и конечно владельцев весьма и весьма недешевых квартир.

ЖК «Дом на Мосфильмовской».

Воплотить подобный проект в России очень трудно. Над ним работали лучшие специалисты и талантливый архитектор, девелопментом и строительством занималась крупная компания, но сдача дома в эксплуатацию все равно оттягивается на неопределенный срок.
Судьба архитектора в России зависит от множества людей, многие из которых совсем не разбираются в архитектуре. Задача архитектора – убедить этих людей инвестировать в свой проект, согласовать в различных инстанциях и отстоять на стадии строительства. Архитектор, как абсолютный творец изначально обрекает себя на непонимание, невостребованность, материальную несостоятельность. Современный российский архитектор – скрытый творец. Для того, чтобы быть понятым своим заказчиком-работодателем, чтобы войти во все нормы и правила, регламентирующие строительство, нужно четко знать грань где можно и нужно быть творцом, где – прорабом, а где – менеджером и бизнесменом. Секрет успешного проекта – нужное соотношение этих качеств с профессиональным подходом заказчика. Для того, чтобы понять в какой пропорции все смешать, нужно на самой первой стадии задуматься о нескольких вещах. Позиция номер раз – для кого ты строишь, кто будет потребителем твоей архитектуры. Это очень тонкая грань, ведь твоя архитектура должна быть актуальной не только сегодня, но и в будущем. Можно долго спорить о том, что появляется сначала спрос или предложение. Талантливый творец всегда попытается сделать предложение, изменить вкус потребителя. Но! Твое предложение должно быть понятно и современникам. Это доказывает, что архитектор должен быть хорошим социологом и быть в курсе последних тенденций не только в своей профессии, но и других важных областях нашей жизни, таких как политика, экономика, мода, медиа. Вторая позиция еще в большей мере доказывает этот тезис. Так как ведь для того, чтобы люди увидели твою архитектуру, нужен человек, готовый финансово поддержать ее воплощение, т.е. заказчик (инвестор).

Существует проблема культурного и архитектурно подкованного заказчика. Основная цель заказчика – получать выгоду. Когда человек приходит и говорит определенные цифры, на которые нужно выйти по площадям здания, он видит только цифры. Зачастую ему все равно каким будет образ здания. Современный российский заказчик пока не понимает, что коммерческая привлекательность здания зачастую зависит от оригинальных архитектурных решений. Конечно это относится не ко всем заказчикам и девелоперам. Такие компании, как Капитал Групп изначально ориентированы на эксклюзивные объекты, архитектуру, которая кричит о своей индивидуальности. Это хорошо, что такой подход существует. Хорошо, что город застраивается домами интересными и качественными. Но есть и несколько отрицательных моментов. Первое – это очень дорогая архитектура. Дорогая в смысле ее потребления, т.к. наценка за эксклюзивность превышает все грани разумного.

Жилой комплекс «Гранатный 6″. Один из примеров качественной архитектуры.
Фасады дома декорированы резными каменными орнаментами, что по мнению архитектора является
возвращением к традициям российского орнаментального зодчества.

Второе – зачастую проектированием таких объектов занимаются западные архитекторы. Вместе с проектом заказчик покупает бренд известный во всем мире. Привлечение общепризнанных специалистов – мировая тенденция. Но далеко не все звезды западной архитектуры понимают особые условия в которых ведется проектирование, ментальность людей – будущих потребителей, историю районов застройки, а также систему согласования проектов, которая в России в разы сложнее и запутаннее, чем в Европе или Америке. Поэтому 80-90% проектов идут в никуда, а в месте с ними и немалые деньги, отданные за эти проекты. Достаточно привести пример одной из самых титулованных звезд мировой архитектуры – Нормана Фостера, спроектировавшего для России около десяти объектов, но ничего не построившего.

Проект реконструкции – Новая Голландия. Архитектор Норман Фостер.

Третье – это конечно малое количество компаний, которые осмеливаются вкладывать деньги в современную архитектуру, т.к. сделать проект – это одно, а построить здание – совсем другое. Современный заказчик думает максимум на 10-15 лет вперед. То есть на срок окупаемости здания. Нет задачи, оставить что то достойное поколениям. Нет задачи, прославить свое время и себя архитектурными памятниками.
Почему дома сталинской застройки сейчас оцениваются, как новостройки? Потому что они сделаны качественно, эстетично и с заботой о людях. Потому что в них высокие потолки, большие, просторные комнаты. Созданы условия для комфортного проживания. И что немало важно, каждое здание – это цельный архитектурный образ. Знатоков и историков архитектуры он всегда будет привлекать изысканностью решений, а простых обывателей внешней добротностью и величием. Современные дома даже бизнес-сегмента не всегда отвечают качеству современной жизни, а тем более своей цене.

Жилой комплекс «Триумф-палас». Попытка сделать сталинскую архитектуру в XXI веке.
Самое высокое жилое здание в Европе до 2007 года.

Большинству людей, простым обывателям не так важно насколько эстетически современно выполнена архитектура. Гораздо важнее удобство, безопасность и стоимость по которой его можно приобрести. В России социум и архитектура настолько удалены друг от друга, насколько это возможно. Нет социальной архитектуры как таковой. То что предлагается под видом социальная архитектура – не архитектура вовсе. Многие нормы и правила не работают в современной российской действительности. Последние модели социального жилья (типовые панельные дома) были разработаны в 80х годах, как по настоящему дешевое жилье – сейчас с успехом используются, но стоят неоправданно дорого для своего сегмента. Строить дома в которых не предусмотрены подземные паркинги – это просто смешно в начале XXI века. Это предложение архитектора и заказчика. Поэтому человек покупает квартиру в типовом доме.

Типовой дом серии П44-Т. Годы строительства с 1997 г. по наше время. Серия этих домов является одной из самых популярных у застройщиков и потребителей. Это обуславливается современными инженерными системами, улучшенными планировочными решениями и качеством отделочных материалов. Пришли на смену серии П44, возводимой с 1970-х годов.

Проект Nuovo Portello (Милан, Италия) – образец грамотной реабилитации промзоны и строительства социального жилья. Помимо продуманной программы застройки, он замечателен отменным качеством архитектуры. Характерен наличием подземного паркинга на 400 м/м и входящего в комплекс офисного здания, что позволяет жителям не тратить время на дорогу до работы.

Любому потребителю и будущему покупателю можно и нужно прививать хороший вкус, но для этого нужно показать, каким должно быть современное жилье. Архитектор создает среду обитания человека. Он создает пространство, внешнее и внутреннее. Всегда должен происходить определенный синтез. Синтез дизайна, архитектуры и ландшафта. Самые лучшие пространства создаются именно с учетом этого условия. Необходимо улучшать окружающую жилую среду. Сейчас у человека со средним уровнем дохода нет никакой альтернативы, кроме типового панельного дома с примитивным благоустройством и рамповым гаражом в 6 уровней, и это в лучшем случае. Но даже если отделать каждый дом натуральным камнем и разместить в каждом дворе по арт-объекту, не факт что это будет нужно людям, живущим в этих домах. Потребность в качественной и современной архитектуре должна исходить от потребителя. Необходимо культурное и нравственное воспитание, чтобы у человека появилось желание каждый день соприкасаться и окружать себя прекрасным. Спрос на жилье в крупных городах весьма велик. Сейчас мы, по меткому выражению губернатора пермского края Олега Чиркунова, строим «проходные дворы», а нужно строить красивые и функциональные дома, отвечающие спросу современного потребителя. Необходимо воспитать поколение, которое сделает российскую архитектуру современной. И тогда мы будем иметь мудрого,
избирательного заказчика, и потребителя, который любит свой подъезд, свой двор и свою улицу.

Архитектор создает среду. Инструменты архитектора не стены, но пространства. Не окна, но свет проникающий через них. Нужно мыслить не стенами и перегородками, а пространствами. Пространства могут быть жилыми, общественными (выставочными, рекреационными), промышленными. Такой подход зачастую упрощает процесс расстановки стен. Все должно идти от функции. Инструмент архитектора сегодня – ни фасад, но паттерн проецируемый на фасад с помощью светодиодной конструкции. Выражение архитектурной идеи в эпоху беспроводных соединений и сенсорных панелей не должно ограничиваться формой и конструкцией. Если телефон обходится без кнопок – зачем зданию окна? Поверхность должна быть программируемой. Здание – это пространство, внешнее и внутреннее. Всегда должен происходить определенный синтез. Синтез дизайна, архитектуры и ландшафта. Самые лучшие пространства создаются именно с учетом этого условия.